25 Апреля 2018 года, Среда | Добавить в избранное | Сделать стартовой | TLTnews-Lite | English version

Тольятти-Новости


06.03.2004 17:44:23 "Любимца неба Бог уносит рано"

Накануне 70-летия со дня рождения Юрия Алексеевича Гагарина, которое будет отмечаться 9 марта, обозреватель «ГАЗЕТЫ» Николай Добрюха встретился с одним из помощников Сергея Павловича Королева, летчиком-космонавтом, дважды героем Советского Союза Виталием Ивановичем Севастьяновым. Сегодня мы публикуем его воспоминания о некоторых обстоятельствах жизни и смерти первого космонавта планеты Земля.

"Невысокий, голубоглазый такой... живой парнишка"

Прожил он 34 года. И со дня его гибели прошло уже 36 лет. Но все равно я его помню живым. Потому что характер у него был такой: он, что называется, жизнелюб и добряк, весельчак и... хваткий парень, воспринимал все мгновенно, реагировал быстро, задумывался... И глубоко задумывался!

Встретил я его в 60-м году, на второй день после того, как 13 марта в Москве собрался первый космический отряд. Его теперь так и называют – "гагаринский". Помню, как Королев, отец нашей космонавтики, вызвал моего учителя и своего друга академика Тихонравова – Михаил Клавдиевич руководил тогда космическим отделом в конструкторском бюро, где уже создавался первый пилотируемый корабль "Восток", вот-вот должны были начаться испытания его беспилотного варианта... 15 мая 1960-го полетел первый такой корабль-спутник. Пять беспилотных кораблей мы запустили, прежде чем решились на полет человека. С небом шутить нельзя, а с космосом – тем более...

Так вот, Королев вызвал Тихонравова и меня. И говорит: "Михал Клавич, завтра первое занятие первого отряда космонавтов. Прошу поехать и выступить с первой лекцией вас!.. И Виталий обязательно пусть едет. После того как ты сделаешь вступительную лекцию, пусть Виталий читает спецкурс. Только сделай свою лекцию по-настоящему обзорной, с перспективой, чтобы они понимали, что за новая техника их ожидает и какие у нас планы". А я в то время в отделе Тихонравова занимался по программе "Восток" системой солнечной ориентации...

Все начиналось в районе метро "Аэропорт": около аэровокзала и по сей день стоит неприметный такой двухэтажный домик с мансардой. Как и просил Королев, первое занятие провел Михаил Клавдиевич. А я сидел и смотрел: наблюдал за глазами двадцати молодых летчиков, в основном лейтенантов. На следующий день стал читать свой курс. Сначала – "Механику космического полета", это такая смесь небесной механики и внешней баллистики: маневрирование на орбите, вход в атмосферу и т.д. Потом – "Конструкцию "Востока" по системам". В течение полугода три раза в неделю по четыре часа я читал эти лекции, а в перерывы все выходили на улицу и расслаблялись. Тепло уже было...

В мае переехали в Звездный городок. Тогда это еще был пансионат военных летчиков около "Чкаловской", у аэродрома: его передали отряду космонавтов. Там была небольшая спортивная база и два маленьких домика. Уже строились основной учебный корпус с хорошим спортивным залом и летной столовой, а рядом только-только заложили фундамент тренажерного корпуса. В те дни, когда были лекции, у меня хватало времени понаблюдать за ребятами. Отличил я его сразу... Сразу. И не потому, что позже его определили первым. Просто он был таким... любой бы выделил его сразу.

И я тоже выделил. Вижу: каждый перерыв ребята кучкуются вокруг кого-то... Пригляделся: невысокий, голубоглазый такой... живой парнишка. Они, правда, все были примерно его роста. Коренастые, крепкие. Однако этот особенно был... живой. Естественно, и фамилия его сразу запомнилась – Гагарин! Любили они "баскетбол гонять" и в волейбол играть. И я вместе с ними. Одно слово – ровесники. Обратил я внимание и на вопросы, которые задавали мои слушатели во время занятий. Этот больше других задавал. И не лишь бы отметиться, а серьезные вопросы. И толково ставил. Было видно, что материал он не просто усваивает...

"Дорога в космос была готова. И было уже известно, кто может первый по ней "проехаться"

К тому времени, когда подошли экзамены по теоретическому курсу, прошли уже и испытания пяти беспилотных кораблей-спутников по программе "Восток". Первый полет был неудачным. Вместо спуска и входа в атмосферу корабль был разогнан и запущен на высоту 350 километров. Правда, он и не предназначался для спуска. Отрабатывались только двигательные системы: главный движок, система ориентации и комплекс всех остальных 36 маленьких двигателей, предназначенных для ориентации.

Второй корабль спустили по солнечной системе ориентации, которую поручили разрабатывать мне. Собачки – космонавты Белка и Стрелка – живые и здоровые вернулись. Академик Газенко демонстрировал их по телевидению. Третий корабль, пассажирками которого были Пчелка и Мушка, тоже был запрограммирован на спуск не по солнечной, а по основной системе ориентации и, к сожалению, с главной поставленной задачей не справился: собачки умерли от теплового удара. Они долго неуправляемо летали, потом корабль пассивно вошел в плотные слои атмосферы и... погиб.

Между тем приближался 61-й год. Подошел этап, когда намечались запуски двух последних зачетных кораблей-спутников "Восток". "Если их программы будут успешными, пойдем на пилотируемый полет!" – так сказал Королев. И вот запустили сначала Цыгана. Полет успешный. Полностью. Пес благополучно приземлился "по солнышку", по солнечной системе наведения, там, где ждали. Точность – 8 километров! Последней перед стартом человека в космос летела Звездочка. Тут уж и Гагарин ее в полет провожал. И этот корабль слетал прекрасно – без замечаний. Дорога в космос была готова... И было уже известно, кто первым может попробовать по ней "проехаться".

"Предпочтение имели Гагарин, Титов и Нелюбов"

Позади был этап конкретной предполетной подготовки. Еще в конце сентября – начале октября 60-го года по результатам сданных экзаменов, по итогам углубленных медицинских осмотров, по данным медико-биологических тренировок из двадцати человек отобрали шесть возможных кандидатов на первый космический полет: Гагарина, Титова, Николаева, Поповича, Быковского и Нелюбова.

Хотя они выглядели примерно равными по своим данным, предпочтение все-таки имели Гагарин, Титов и Нелюбов. Однако потом случилось так, что Гриша Нелюбов был отчислен из отряда будущих космонавтов и отправлен служить в Дальневосточный военный округ летчиком боевого полка. Жизнь его кончилась трагически: возвращаясь в гарнизон, Гриша погиб под колесами поезда...

"Он всех нас позвал в космос"
Наступило 12 апреля 1961 года. Все причастные к полету Гагарина специалисты были расписаны по группам управления. Я должен был работать в Москве во главе гражданских и военных лиц, отвечавших за аварийные ситуации. В нашем распоряжении находилась вся необходимая документация, чтобы в случае отказа каких-то систем мы могли принять решение, что делать. Королев, контролировавший все, определил свое место на космодроме Байконур. Общее управление полетом шло из старого здания Генштаба в Москве. На четвертом этаже в большом зале располагались все группы, в том числе и наша – аварийная...

Насколько знаю, волновались все. Волновался Сергей Павлович. Волновался и Юра. Но... успокоил себя. Крепкий у него характер был. И найдя успокаивающее слово, сказал: "Поехали". Словно дорога в космос была готова уже настолько, что не он первый по ней ехал. Сказал... И поехал... А вслед за ним и все остальные поехали. Уж пятый десяток лет мир едет дорогой, которую он открыл!

Нил Армстронг, американский астронавт, который 20 июля 1969 года первым ступил на Луну, прибыв в Звездный городок, в Книге Памяти в мемориальном кабинете Гагарина написал: "Он всех нас позвал в космос".

"Эти 108 минут показали, что человек может оставаться человеком не только на Земле"
Своим полетом Гагарин ответил на главный вопрос: может ли человек жить и логически мыслить в условиях космоса, и прежде всего в условиях невесомости, можно ли ему доверить операции по управлению кораблем? В связи с этим в кабине космонавта рядом с пультом за специальной дверцей в нишу был заложен запечатанный конверт с письмом, содержащим трехзначный код, необходимый для включения пульта ручного управления космическим кораблем "Восток-1".

Дверца имела такой замок, который закрывался на Земле, а открывался только в условиях невесомости! И вот, выйдя на орбиту, Гагарин пробует открыть этот секретный замок... Невесомость позволяет ему сделать это. Гагарин достает конверт. Распечатывает письмо. Вынимает лист. Считывает и набирает указанный код. Число 376 разрешает включить кнопку пульта управления. Гагарин нажимает кнопку. И пульт "оживает". Приборы показывают, что все системы ручного управления работают! И тогда Гагарин, как и договаривались на Земле, пробует чуть-чуть поуправлять кораблем. И это у него получается. Потом пробует "позавтракать" – пьет черносмородиновый сок. И это у него выходит. Земля в восторге! Человек впервые в космосе! Всего один виток вокруг Земли. Какие-то минуты... Но даже за эти 108 минут удается убедиться в том, что человек может оставаться человеком не только на Земле, но и в других точках Вселенной.

"На случай непредвиденной посадки"

Всего этого я не забуду никогда. Особенно подготовку к полету, ведь мне было доверено составить его программу. Естественно, я переживал в те минуты как мало кто на Земле. Вдруг чего-то не предусмотрел... Но Юра своими безошибочными действиями доказал, что, судя по всему, я не ошибся... По поручению Королева, готовя полетное задание, я объехал 18 министерств и ведомств, с которыми мы согласовывали те или иные пункты. Особая проблема вышла с моряками.

Приехал я в Главный штаб Военно-морского флота, к Касатонову, командующему Черноморским флотом (это отец Игоря Владимировича Касатонова, нынешнего адмирала). Касатонов-старший спрашивает: "Когда пуск?" Отвечаю: "Дата будет назначена отдельным решением". Касатонов снова спрашивает: "А вы знаете, что нам нужен месяц, чтобы выйти в район экватора и выстроить по трассе полета корабли-спасатели на случай непредвиденной посадки?" "Я, – говорю, – сообщу об этом Королеву". Возвращаюсь к Сергею Павловичу и передаю условия ВМФ – было это в самых первых числах марта 1961 года. Королев говорит: "Иди в первый отдел. Пиши шифровку". Иду, пишу. Приношу шифровку Королеву. Но без указания даты полета. Королев мне: "А чего ты дату-то не поставил? Ты же ее знаешь". Отвечаю: "Знаю, но, по-моему, я не имею права ее указывать".

"Ладно, давай!" – и Королев собственноручно пишет: "12 апреля 1961 года"... Правда, еще до этого мы сообщили ВМФ дату с "разбежкой" в пять дней, чтобы к нужному часу моряки могли развернуть все свои силы. Дали им координаты, но предупредили, что точное время сообщим отдельно. И вот теперь этой шифровкой Королев обозначал окончательное свое решение...

"Не слышали мы Гагарина примерно три с половиной минуты"

И вот Юра возвращается. Когда уже спуск пошел, неожиданно случились небольшие отказы в технике. Переволновались все! Но, к счастью, эти отказы никак не угрожали жизни космонавта. Связь была нормальная. Наступил самый ответственный момент, то есть вход спускаемого аппарата в плотные слои атмосферы: верхняя ее граница считается с высоты 100 километров... Корабль проходит перегрузки. Образуется плазма. И тут связь обрывается... Не слышали мы Гагарина примерно три с половиной минуты. Однако и он, и Земля были к этому феномену готовы и пережили его довольно спокойно... Связь восстанавливается через щелевую антенну. В дело включаются парашюты. Происходит катапультирование космонавта...

Многие на ВДНХ видели шар-кабину корабля "Восток-1", в которой Гагарин совершал свой полет. Но мало кто знает, что приземлялся он отдельно от этого шара. Дело в том, что на кораблях "Восток" при катапультировании через один из люков должно было вылетать (и, к счастью, тогда благополучно вылетело) кресло с космонавтом, а сам шар садился отдельно. После расставания со спускаемым аппаратом кресло также отделялось от космонавта, и он, уже как обычный летчик, спускался на землю на собственном парашюте. При этом на том же парашюте, на подвеске, находящейся на 12 метров ниже космонавта, первым достигал земли НАЗ, то есть "носимый аварийный запас". Туда входит: питание, вода, медикаменты, надувная лодка, лагерное снаряжение, радиопередатчик... Короче, все, что может понадобиться, если космонавта будут долго искать.

Слава богу, ничего этого Гагарину не понадобилось. Даже радиостанция "Прибой" не пригодилась. Прежде чем за ним прилетела на вертолете группа поиска и спасения, ему помогли эвакуироваться случайно оказавшиеся поблизости люди...

"Никто ничего не знает, а Гагарин уже слетал"

Информацию об успешном завершении полета Центр получил быстро. Окрыленный полученной вестью, я вышел из Генштаба и по бульварам, мимо Дома журналиста, пошел в сторону улицы Горького. Дошел почти до Пушкинской площади... А вокруг все так, будто ничего не случилось. Все куда-то спешат. Никто ничего не знает. А Гагарин уже слетал... Стало даже немного не по себе от того, что среди окружающих я единственный владею такой огромной радостью. Что же это такое? Что происходит? Мне же не приснилось, как я сам визировал сообщение ТАСС.

Неужели почему-то решили не сообщать? Или что-то еще?.. Озадаченный, я уже не знал, куда идти и что делать. Уже должны были объявить! Ведь мне сказали, когда я визировал, что сейчас же объявят. А ничего нет!!! И вдруг... все "тарелки" репродукторов на Пушкинской площади буквально взорвались голосом Левитана: "Внимание! Внимание! Говорит Москва! Говорит Москва! Работают все радиостанции Советского Союза. Передаем срочное сообщение ТАСС: 12 апреля 1961 года в Советском Союзе выведен на орбиту вокруг Земли первый в мире космический корабль-спутник "Восток" с человеком на борту. Пилотом-космонавтом космического корабля-спутника "Восток" является гражданин Союза Советских Социалистических Республик летчик майор Гагарин Юрий Алексеевич... После успешного проведения намеченных исследований и выполнения программы полета 12 апреля 1961 года в 10 часов 55 минут московского времени советский корабль "Восток" совершил благополучную посадку в заданном районе Советского Союза".

Боже мой! Что тут началось! Все троллейбусы и автомобили тут же остановились. Из них начали выскакивать люди, кричать, обниматься. Образовался стихийный митинг. Словно все мигом забыли, что им надо куда-то спешить. Всеобщее ликование волнами стало распространяться по всей Москве, а от нее – по стране и миру. Это действительно был всенародный и даже всемирный праздник! И главным виновником его был наш Юра...

"Не успели мы сесть в машину, как толпа подняла ее и принялась качать"

Шло время, но народная любовь к Гагарину не угасала. Где бы он ни появлялся, его тут же окружали восхищенные люди. Я сам был свидетелем одной такой истории. В подарок за свой полет Гагарин получил от Совета Министров "Волгу" ГАЗ-21 черного цвета с номерами 78-78. И вот на этой "Волге" поехали как-то мы с ним на футбол в Лужники. Играли ЦСКА – "Динамо". Мы, конечно, болели за ЦСКА. Хороший футбол получился. Выходим из ложи для почетных гостей. Идем на стоянку автомобиля. Гагарина болельщики сразу заметили. Сперва просто заворожено смотрели, а потом будто очнулись. Не успели мы сесть в машину, как толпа подняла ее. И, скандируя "Га-га-рин, Га-га-рин", принялась качать. Мы не на шутку встревожились: не дай бог, не удержат автомобиль, придавит кого-то. "Что будем делать?" – спрашивает Юра. "Попробуй запустить двигатель", – предложил я. Он запустил. Это несколько охладило собравшихся. Они осторожно опустили машину на землю, и мы медленно тронулись с места. Мало-помалу народ расступился. Еле мы уехали... Но пока было видно, толпа махала руками вслед Гагарину.

"Последний раз я его тогда видел живым"

После смерти в 1966 году Королева начинается черная полоса советской космонавтики. Многим из наших космических планов, намеченных еще Сергеем Павловичем, не суждено будет сбыться. Почти каждый год смерть станет вырывать из наших рядов лучших из лучших. В апреле 1967-го, при завершении полета, в возрасте 40 лет погибнет Володя Комаров. Через год страшная очередь дойдет и до Юры. Ему, как и Чкалову, будет только 34... 1969-й – год передышки. Но зато потом смерть, как голодная, снова ворвется в наши космические ряды и в 1970-м унесет Павла Беляева, а в 1971-м сразу троих – Пацаева, Добровольского и Волкова...

Теперь я вспоминаю последний день рождения Юры. 68-й год. Март. Мы в Крыму. В Евпатории. Только что прилетели с Байконура, где присутствовали при запуске "Зонда". Это был беспилотный корабль для облета Луны. Все складывалось удачно. После запуска мы перелетели на самолете в Евпаторию, откуда шло управление "Зондом". Полет продолжался примерно неделю: трое с половиной суток для облета Луны и столько же - для возвращения на Землю.

Запустили 2 марта, а на 9 марта было намечено возвращение, то есть как раз в день рождения Юры. Очень знаменательное совпадение! В Евпатории Гагарин находился с группой космонавтов, которая готовилась к облету Луны. Было сформировано четыре экипажа: Паша Попович и я, Леша Леонов и Олег Макаров, Быковский и Коля Рукавишников... И, наконец – Жора Гречко и Добровольский. 9 марта обедали все вместе. Ну и выпили по бокалу шампанского. Так для начала мы отметили Юрин день рождения. Только по бокалу! Потому что в 22.15 намечалась посадка "Зонда", и мы должны были работать. В назначенное время "Зонд" со второй космической скоростью 11,2 километра в секунду вошел в атмосферу и начал спускаться на парашюте. Этот вход в плотные слои атмосферы был для нас особенно интересен, потому что до этого корабли входили в атмосферу с околоземной орбиты со скоростью всего 8 километров в секунду. Возвращение оказалось успешным.

Правда, в последний момент в месте спуска над Гвинейским заливом была дана команда "АПО" – аварийный подрыв объекта. И "Зонд" разлетается на мелкие кусочки. Заложенная взрывчатка сработала на уничтожение, чтобы наши технологические секреты не попали в чужие руки. Не помню уж, почему решили не посылать корабли к берегам Африки на встречу "Зонда". Кажется, причиной послужили финансовые соображения.

Но вся телеметрия, все данные полета были получены. Это означало успех. И тогда на радостях мы собрались отметить его вместе с гагаринским днем рождения. Сели за стол и выпили уже как следует. Помню, тамадой у нас был Паша Попович. Никто и подумать не мог, что этот день рождения станет для Юры последним...

На другой день самолетом все вернулись в Москву. А уже 11 марта в порядке подготовки к облету Луны мы с Поповичем были выброшены "на выживаемость" в леса под Вологдой. 8 дней пробыли мы с ним в тайге без всякой связи с миром. Связь была только между собой, в режиме пеленга. Причем каждый поначалу выживал по отдельности, между нами было 50 километров. Потом сошлись. Развернули лагерное снаряжение. В общем, несколько дней в сугробах хорошо мы с ним прожили. Я нашел речку. А Паша, знаменитый рыбак, обеспечил рыбой.

19-го числа в семь вечера, не успели мы вернуться с аэродрома в профилакторий, как уже нужно было бежать домой к Леонову. Алексей Архипович как раз в этот день отмечал третью годовщину своего полета, когда он первым из людей вышел в открытый космос и на определенное расстояние отдалился от корабля "Восход-2".

Только мы пришли, входят и Юра с Валентиной Ивановной, с супругой. Юра веселый такой... Последний раз я тогда его видел – живым... Посидели немного, а потом я поднялся из-за стола и вышел в соседнюю комнату, в Лешин кабинет. Набрал номер домашнего телефона, разговариваю с женой, с Аленкой. Вдруг заходит Юра. Говорит: "Домой звонишь?" "Да". "С Аленкой болтаешь?"

"Да". "Ну, дай, – говорит трубку. – Алё! Прилетели! Их выловили сегодня в вологодской тайге. 8 суток они там по сугробам шастали. Но дома будет не скоро. Завтра улетает на парашютные прыжки. Так что не жди. Но вернется, вернется. Все будет в порядке!"

Что его заставило зайти? Может, сам хотел кому позвонить? Не знаю... Случай. Но как тепло поговорил с моей Аленкой. И успокоил. Добрый был человек. Знал, как жены переживают наше отсутствие и наши испытания.

Этот случай мы до сих пор вспоминаем. Этот наш последний разговор с Гагариным.

Родинка за правым ухом

27 марта 1968-го мы прыгали с вертолета. В день полагалось два прыжка. Сделали первый. Все нормально. Пошли на второй. Поднялись. Три яруса облачности. Прямой видимости аэродрома нет. А у нас уже были прыжки с задержкой: 50 секунд свободного падения. Их разрешалось делать только в прямой видимости аэродрома. Второй прыжок отменили. Вертолет сел. Леонов поехал на командно-диспетчерский пункт разузнать про погоду. Было примерно половина одиннадцатого. Вышли мы из вертолета, отошли подальше перекурить. Вдруг где-то вдалеке – двойной удар: бух-бух! Кто-то говорит: "О! Какой-то хулиган скорость звука на малой высоте прошел. Да... Лихо!"

Возвращается Леонов: "Дана команда срочно вылететь на аэродром в Чкаловскую. На базу!"

Летим на вертолете. Связь держим. Вдруг сообщают: на базе упал МиГ-17. Стали считать: кто сегодня летает? Сегодня четверг. А в четверг летают наши ребята. Вспомнили, что Шаталов летал на МиГ-17. Но ведь и из полка летчики тоже могли летать. Прилетаем. Встречает начальник штаба: "Полчаса назад кончилось топливо у Серегина с Гагариным. Не вернулись!"

Ё-о-о!!!!!!...

"Всем немедленно в профилакторий, никуда не отлучаться. Идут поиски".

Где-то около восьми вечера - весть: нашли. Вот и пришла смерть...

Но в памяти у меня остался он живой.

... Много разных слухов о его гибели. Думаю, разговоры о диверсии вряд ли имеют хоть какое-то право на существование. Было трагическое стечение обстоятельств! Что касается меня, то я на 75 процентов придерживаюсь версии столкновения. В тех местах было множество метеорологических зондов из Долгопрудного. Они настолько малы, что заметить их трудно. Тем более в облаках, которые стояли в тот день в три яруса.

Однако вес этих зондов приличный – до 5-6 кг. Это такие воздушные шары диаметром в метр. Плюс мощный блок приборов с радиостанцией, летающий вслед за шаром на подвеске. Вот этот почти шестикилограммовый блок и мог снести часть остекления кабины истребителя. А заодно – отправить в нокдаун летчиков, которые от удара могли на какое-то время потерять сознание. Во всяком случае комиссия установила, что самолет снижался с несброшенным газом. Вообще, когда идет снижение, газ обязательно уменьшается. Гагаринский же "МиГ" так до конца и шел с мощно работающими двигателями. И значит, разгонялся еще больше.

Давление воздуха в кабине поддерживается подкачкой на уровне 1,3 атмосферы. Прибор же, показывающий давление в кабине гагаринского самолета, застыл на отметке 0,7. Это могло случиться из-за нарушения остекления кабины на высоте, что и стало причиной оттока воздуха. Пожара при падении не было. Поэтому, просеяв землю в зоне разброса частей самолета, смогли в том или ином состоянии найти все его детали, и только от остекления обнаружили лишь 30 процентов осколков.

Перед катапультированием фонарь (то есть остекленная часть кабины) сбрасывается. Однако он остался несброшенным. Так что попытки катапультироваться, скорее всего, не было, и в то же время, повторюсь, 70 процентов остекления найти так и не удалось. Выходит, оно было утеряно далеко от места падения. А как же иначе? Рамки от фонаря все здесь, а стекла не хватает... Как показали исследования, в момент гибели летчики были уже в сознании. Они уже действовали. Биохимический анализ тканей мышц рук свидетельствовал о том, что они работали. И пилотаж уже был. Они выравнивали машину. Но – не хватило высоты. Поэтому, сбив семь елочек и одну березку, врезались в землю...

Мы, 12 человек, близко знавшие их, были на опознании в морге госпиталя имени Бурденко. Перед нами разложили... Тяжело вспоминать... Два ведра... не полных... Все, что осталось от двоих... наших товарищей. Часть фрагментов тел невозможно было извлечь из остатков кабины... Как понять: кто был кто? Но - поняли... Два правых уха... лежали перед нами. А у Юры именно за правым ухом была маленькая родинка-бородавочка. Я ее сразу узнал. Мы с ним часто вместе в парикмахерскую ездили, и он Гале, парикмахерше в бывшем ЦК комсомола – я у нее и сейчас стригусь – всегда говорил: "Галя, тут осторожно!" "Да знаю, Юрий Алексеевич..."

И вот кусочек кости с правым ухом, с кожей, с бородавочкой-родинкой этой и немного волос гагаринских... И такое же правое ухо Серегина с кусочком кости и - волосы. А волосы совершенно разные. У Серегина волосы вьющиеся были, мелко вьющиеся, а у Гагарина прямые такие – лён... Отрезали мы волосы его, нашли конверт, положили туда, и Леонов его забрал. Говорит: "Валентине Ивановне передам..."

Судьба дала ему величайшее счастье в жизни, но... вот так вот, к сожалению, произошел и слишком быстрый ее конец. Недаром, наверное, говорится: "Любимца неба Бог уносит рано!"

Редакция "ГАЗЕТЫ".



Лента новостей


06.07.2010 14:00:25 В ФиаБанке начала действовать новая кредитная программа "Кредит на двоих"


06.07.2010 13:45:43 Ребята Тольятти сфотографируют растения из Красной книги


06.07.2010 13:30:40 Неизвестный водитель сбил мужчину на газоне


06.07.2010 13:00:54 МТДЦ "ВЕГА" предлагает торгово-сервисные и офисные площади


06.07.2010 12:19:24 Тольяттинские мини-гольфисты попали во всероссийский рейтинг


06.07.2010 12:00:27 Сервис как приоритетное направление развития


06.07.2010 11:36:53 В Тольятти открываются выставки, посвященные дню семьи, любви и верности


06.07.2010 11:25:47 В трех ночных клубах Тольятти может повториться трагедия "Хромой лошади"


06.07.2010 11:00:15 Награда нашла героя


06.07.2010 10:46:29 В Тольятти два 20-летних водителя не поделили дорогу, устроив аварию


06.07.2010 10:00:22 Туристическая сим-карта в подарок!


06.07.2010 09:41:11 Бойцы без правил сойдутся на ринге в Тольятти


06.07.2010 08:10:02 Собираетесь выкупить земельный участок – сообщите в мэрию Тольятти


05.07.2010 19:50:40 Лето с экстримом


05.07.2010 18:42:44 С начала года в Тольятти произошло 232 пожара


05.07.2010 17:57:25 За последнюю неделю цены на жилье в Тольятти не упали


05.07.2010 17:48:17 ФиаБанк – победитель конкурса "Благотворитель года"


05.07.2010 16:57:06 Два гонщика "Мега-Лады" – в финале чемпионата Европы!




Rambler's Top100
 


Все замечания, пожелания и предложения присылайте по этому адресу. По вопросам размещения рекламы обращайтесь в отдел рекламы. Авторские права на дизайн и всю информацию веб-сайта, подбор и расположение материалов принадлежат ФВС "Партнерство". Все права защищены и охраняются законом, при использовании материалов сервера гиперссылка на ИС "Тольятти-Новости" обязательна.